Зинаида МиркинаПомнится, что в старой интеллигентской среде когда-то популярностью пользовалось утверждение, что нечитавший Н. Рериха не может претендовать на статус интеллигента. Его волшебные картины с преобладанием завораживающих синих цветов, глубокие рассказы о поисках загадочной Шамбалы затрагивали какие то внутренние состояния, в которые хотелось погрузиться все больше и больше.

Рериховская Агни-йога не может претендовать на статус нового духовного учения.«Сады Мории» увлекают, но не дают ответа на животрепещущие вопросы, которые все больше и больше волнуют людей. В чем смысл жизни? Почему все происходит так, а не иначе? Можно ли быть успешным и духовным одновременно?

Отдельно стоят вопросы, которые так либо иначе волнуют офицерский корпус. Что есть Совесть? Что есть глубинное понятие Чести? Сходятся ли эти явления в глубине человеческой природы и если да, то что это может означать для конкретно взятого офицера, находящегося в жестко отрегулированной среде Уставов, Присяги, прямого приказа старшего руководителя.

Да, в сфере права есть нормы, которые освобождают офицера от выполнения заведомо преступного приказа. Но вот понять… Какой приказ преступен, а какой нет порой является довольно сложной проблемой. Иногда увлеченные эмоциями командиры отдают преступные приказы, некажущиеся таковыми в тот момент времени. Иногда офицер становится заложником политиков, которые решая свои, выгодные только им вопросы, без зазрения Совести могут бросить в кровавую битву офицерский корпус, во многом манипулируя его чувствами служения и самопожертвования.

К сожалению, изобрести здесь единые правила невозможно ибо чересчур велико разнообразие внешних ситуаций, а главное - разнится их внутренняя содержательная часть. Без обучения тут не обойтись. Поэтому Шестой принцип Высшего Кодекса Чести офицера требует постоянного духовно-нравственного развития.

Так уж получилось, что заботу о своем развитии должен проявлять каждый офицер и это не забота его старшего командира. Но это и правильно. За свои решения отвечает только он - Человек, принявший то или иное решение.

книга Мирдада"Доверьте слепцам хоть какое-то подобие власти, и они выколют глаза всем зрячим, даже тем, кто пытается избавить их от слепоты.

Доверьте рабу управление хоть на день, и он весь мир превратит в мир рабства. И первым, кого он закует в кандалы, будет тот, кто особенно много потрудился, чтобы дать ему свободу.

Любая власть в мире, каков бы ее источник ни был, поддельна. Поэтому-то она звенит шпорами, потрясает мечами, несется пышной кавалькадой, упивается блеском церемоний. Главное, чтобы никто не посмел прямо заглянуть в ее фальшивое сердце. Ее шаткий трон держится только на штыках и копьях. Она прикрывает свою душу, пораженную тщеславием, амулетами, вызывающими ужас, эмблемами, воспевающими смерть, делает все, чтобы случайный любопытный взгляд не смог разглядеть ее позорной нищеты.

Такая власть ослепляет и навлекает проклятье на человека, который к ней стремится. Она желает сохранить себя любой ценой, даже ужасной ценой гибели самого человека, и всех тех, кто его поддерживал, а также и тех, кто ему противостоял.

Из-за своей жажды власти люди пребывают в постоянной суете.

Те, что уже обладают властью, заняты тем, чтобы ее удержать. Те, что еще не достигли власти, постоянно борются, пытаясь выхватить ее из рук, в которых она сейчас находится. И все это время Человека, этого Бога, укутанного в пеленки, топчут ногами и копытами, оставляя его на поле боя незамеченным, непринятым и обделенным любовью.

зеленый король"Он взял одну папку и открыл ее.

Внутри лежал всего лишь один листок.

- Она здесь вся целиком, Реб. Сомневаюсь, что когда-нибудь ее опубликуют. Но я ее все-таки закончил. Все - здесь. Могу вам прочесть, если хотите.

- Я буквально сгораю от нетерпения, - с улыбкой ответил Реб.

- Сначала название: «О полной глупости легитимистского принципа в устройстве государств». Автор - Джордж Таррас. Теперь - текст. Первая глава. Кстати, других глав не будет. В первой и единственной главе сказано следующее:

«Легитимистский принцип государственного устройства - странная и абсолютно нелепая концепция. Она не имеет никакого юридического смысла. В основе всякого государства лежит исторический факт, а именно: в определенный момент у одного племени каменные топоры оказались больше размером, чем у соседних племен, благодаря чему это племя и расквасило носы остальным. Поэтому напрашивается совершенно очевидный вывод, что ни одно из современных государств не имеет юридического права на существование».

Это все, Реб. Я считаю, что мое заключение очень убедительно...

- Государство - это некое образование, имеющее свою территорию, население и правительство. К тому же оно суверенно и независимо и в таком качестве не подчиняется другому государству или какому-то иному образованию, а напрямую подвластно лишь международному закону. Только по одному этому вопросу поколения юристов могут спорить лет пять, не меньше.

- Я, наверное, не буду ждать так долго.

- Реб, даже сам термин «международное право» не имеет никакой серьезной юридической основы. Это просто перевод выражения «international law», которое употребил около двухсот лет назад некий Бентам. И он придумал его, наверное, в состоянии глубокого алкогольного опьянения. До него этого выражения не существовало. Употребляли просто латинскую формулу jus inter gentes, изобретенную другим чудаком по имени Виториа в XV веке или около того. Кажется, в 1720 году француз д’Агессо перевел jus inter gentes как «право в отношениях между нациями». Что было абсолютной наглостью, а главное - глупостью, если знать латынь. Добрейший д’Агессо уже тогда послужил своему властелину и Франции, превращавшейся в настоящую империю. А что касается англо-саксонских юристов, точно так же озабоченных тем, чтобы оправдать свои национальные завоевания и придать им законный характер, то они пошли по его стопам. Настолько, что старый добрый Кант в своем проекте вечного мира…

Иван ИльинВ этом наша беда и наша опасность: мы живем в эпоху воинствующего зла, а верного чутья для распознания и определения его не имеем. Отсюда бесчисленные ошибки и блуждания. Мы как будто смотрим – и не видим; видим – и не верим глазам; боимся поверить; а поверив, все еще стараемся «уговорить себя», что «может быть, все это не так»; и не к месту, и не вовремя сентиментально ссылаемся на евангельское «не судите» и забываем апостольское «измите злаго от вас самих» (Кор. 1. 5-13). Делаем ошибку и стыдимся сказать: «я ошибся», поэтому держимся за нее, длим ее, увязаем во зле и множим соблазны.  

А воинствующее зло отлично знает нашу подслеповатость и беспомощность и развивает искуснейшую технику маскировки. Но иногда ему не нужно никакой особой техники: просто назовется иначе и заговорит, как волк в детской сказке, «тоненьким голосочком»: «Ваша мать пришла, молочка принесла»… А мы, как будто только этого и ждали, – доверчивые «козляточки», – сейчас «двери настежь» и на все готовы.

Нам необходима зоркость к человеческой фальши; восприимчивость к чужой неискренности: слух для лжи; чутье зла; совестная впечатлительность. Без этого мы будем обмануты как глупые птицы, переловлены, как кролики, и передавлены, как мухи на стекле.



Комментарии

Кодекс Чести в facebook

Кодекс чести офицера

Кодекс Чести ВКонтакте

Кодекс Чести в Одноклассниках